Охота и рыбалка в Кировской области

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Расширенный поиск  

Новости:

ВНИМАНИЕ!

Прием граждан и юридических лиц по вопросам лицензионно-разрешительной деятельности с 05.12.2017 г. будет осуществлять по адресу Г. КИРОВ УЛ. ОЛЕГА КОШЕВОГО, 6А

Автор Тема: Браконьеры (рассказ)  (Прочитано 642 раз)

Олег555

  • Бывалый
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 155
    • volgahunter
Браконьеры (рассказ)
« : Декабрь 02, 2015, 20:53:02 »

Дорогие друзья! Представляем Вашему вниманию работу написанную Нижегородскими охотниками. В ней они попытались сплести реальные случаи из жизни в вымышленную историю, что вполне могла произойти на просторах нашей необъятной Родины.
 
 
БРАКОНЬЕРЫ

 
Глава №1. ЖЕНЬКА

            В спящем, подёрнутом поволокой тумана урмане, матёрый западно-сибирский кобель работал лося.  Щедро отдавая голос в глубины Семёновской тайги, он следовал за зверем, гибко извиваясь меж вывороченных ветром корней и держа безопасную дистанцию от сулящих неприятности огромных рогов и копыт. Сохатый, разрезая могучей шеей тягучую грязно-молочную пелену утреннего смога, тёмной тенью плыл по изумрудному покрывалу, расшитому кристаллами кроваво - красной клюквы. Гонимый немой предвестницей несчастья - тревогой, распустившей свою липкую паутину меж стволов и крон  вековых деревьев, он судорожно  напрягал овальные плюшевые уши, вслушиваясь во  взорванную собачьим лаем округу. Временами вставал и раздражённо фыркал раздутыми от волнения ноздрями, испуская в стороны густые клубы тёплого серебристого пара. Возможно, «дитя мудрой природы», вскормлённый и оберегаемый ею, так и остался бы незамеченным  для пришедших по его душу людей, если бы не пёс Женька, назойливо оглашавший затаившийся лес своим доносчивым, звонким голосом.
 
До лося оставалось не более ста шагов. Кирзовые сапоги охотника  по-хозяйски уверенно мяли девственное полотно реликтового болота, оставляя за собой едва различимую цепочку следов в упругой  водянистой поросли. Его засаленная фуфайка, некогда синего цвета, подпоясанная брезентовым, в хлам затёртым на швах патронташем, выглядела инородным предметом в лоне влажной колыбели таёжного жизнеустройства. Ещё более неестественно смотрелась заломленная на бок спортивная шапка в красно -  белую полоску с надписью «SKY» на боку. Из-под шапки, скрывавшей две небольшие проплешины в масленых прямых волосах, кололи мир два юрких, чёрных как смоль глаза, небрежно очерченных угловатыми, тонкими бровями. Их хозяин, небольшого роста, сутулый, с непропорционально длинными руками и узловатыми пальцами, походил на  загулявшего лешака, крадущегося сквозь вязкое непроглядье предрассветной мглы, в потаённые  пределы своих зачарованных владений.
 
Борис Матвеев, двадцати восьми лет от роду, начавший свой охотничий путь шесть лет тому назад, имел на счету много разной живности, но вот лося - благородного таёжного рогача, Матвейка, как звали его в деревне, ещё не добывал никогда. Он хорошо знал эти места, и предвкушая кульминацию сегодняшней охоты, стремился первым подойти к заветному трофею, что б наконец воплотить в жизнь свою давнюю охотничью мечту. Ноздрястый мох, местами укрытый слоем прелых листьев, позволял передвигаться тихо, но в самый неподходящий момент, как это зачастую случается, под ногой предательски хрустнула ветка. Зверь вздрогнул, перешёл на рысь и скрылся за вывороченным корнем огромной сосны. Через мгновение серое пятно стремглав метнулось на чистину…
 
  Одновременно с Матвеевым, егерь-распорядитель сегодняшней охоты -  Фортунатов, борясь с выбившимся из ритма дыханием, торопился к облюбованному многими поколениями лосей переходу близ поросшей молодым ольшаником рубки. Умело подстраиваясь под лай своего кобеля, он вышел на край Явленского болота,  к изрезанному старославянскими надписями дубовому кресту, ещё крепко стоявшему на месте канувшей в лета староверческой церкви. Обтерев пот с густых, разбавленных проседью бровей рукавом войлочной куртки, и переведя дыхание, он взял оружие наизготовку. Дальше всё происходило словно в замедленном чёрно-белом фильме.  Усилием воли разгоняя заторможенные движения действующих лиц, он видел, как подстраивается под работу чужой собаки неизвестно откуда взявшийся Матвейка.  И как стреляет в его Женьку тяжёлым «жаканом», приняв за лося - тоже видел…. Самого выстрела Фортунатов не слышал, звук перекрыл крик…
 
- Ж-е-н-ь-к-а!!
 
- Игорь… Игорь, проснись, ты кричишь, мокрый вон весь.
 
- Прости, Дарьюшка, Женька приснился опять.
 
- Сколько лет прошло, а ты всё сокрушаешься…
 
Сетчатая кровать с массивными хромированными набалдашниками на голубых металлических стойках пронзила скрипом тишину бревенчатого сруба, нарушив мерное тиканье старых механических ходиков. Лексеич сел, нащупал босыми ногами чакчурки с коричневыми кожаными запятниками, и тяжело вздохнул.
 
- Двадцать пять почти, а как вчера всё. Вина на мне, недосмотрел тогда…
 
   Резная, обрамлённая дубовыми листьями избушка, опуская к полу отлитые из чугуна шишки, распахнула дощатую дверцу над пожелтевшим циферблатом, и кукушка глухо прокуковала три раза, наклоняя в такт  своё крохотное металлическое тельце. Фортунатов встал, накинул на себя  потёртую армейскую гимнастёрку, натянул на ноги выцветшее «трёхрублёвое» трико с вытянутыми коленками, поддел ногами мягкие войлочные тапки, и собирая складки на полосатом домотканом половике затёкшими ногами, вышел на крыльцо.
 
  Иссиня-чёрный квадрат двора, очерченный тенями покосившихся деревянных сараев, дремал под неусыпным оком безмолвного, ночного светила, протяжно дыша прохладным утренним туманом. Где-то за околицей гулко залаяла собака, наполняя звенящую тишину тугим, наваристым басом. Её голос, отражённый от тёмной витой каймы соснового бора, загулял деревенскими переулками, постепенно затухая, словно проживая свою собственную, независимую, но коротенькую жизнь. Лексеич глубоко вдохнул, наслаждено втягивая ноздрями влажный, насыщенный медовым ароматом августовских соцветий воздух, и присел на посеревший от времени, подгнивший порожек. Чиркнул спичкой, заполняя тёплым оранжевым светом отдалённые пределы открытого по фасаду двора, и жадно затянулся мятой папироской.
Пальма, бело-каштанового окраса дворня, выдвинувшись на полкорпуса из конуры, навострила на хрящах висевшие уши, и затарабанила по стенке фанерной будки закрученным в дугу пушистым хвостом.
 
 - Ну что, Пальмушко, вот и дожили. - в полголоса промолвил старик, разминая останки папиросы о дно пустой консервной банки. Светает, скоро палить начнут…
 
Собака, наклонив голову на бок, замерла, с надеждой вглядываясь в глаза своего хозяина, казалось, не смея предположить.
 
- Да, да, правильно понимаш, открытие… Давай собираться

Продолжение читайте на партнерском форуме http://volgahunter.ru/
Записан
Региональная общественная организация "Нижегородский Охотничий Клуб"
 

Страница сгенерирована за 0.117 секунд. Запросов: 17.